A PHP Error was encountered

Severity: Notice

Message: Undefined index: key

Filename: feedburner/index.php

Line Number: 59

Самая Страшная Книга https://horrorbook.ru/ антология уникальный литературный проект книга альманах сборник рассказов ужасов Tue, 31 Dec 2019 14:36:43 +0300 en-ru MaxSite CMS (http://max-3000.com/) Copyright 2020, https://horrorbook.ru/ «Мир фантастики» об артбуке «Миры Говарда Филлипса Лавкрафта» https://horrorbook.ru/page/mir-fantastiki-ob-artbuke-miry-govarda-fillipsa-lavkrafta https://horrorbook.ru/page/mir-fantastiki-ob-artbuke-miry-govarda-fillipsa-lavkrafta Tue, 31 Dec 2019 14:36:43 +0300 Иллюстрированная книга года. Претенденты: Пол Кидби «Плоский мир Терри Пратчетта. Имаджинариум», Джефф Вандермеер «Книга чудес», Роберт Брукс «Мир игры Hearthstone», Вальтер Моэрс «Мастер ужасок»

В нынешнем году в число номинантов вошли довольно разные книги: два традиционных артбука — с иллюстрациями Пола Кидби к романам Терри Пратчетта и оформлением коллекционной карточной игры Роберта Брукса, богато разукрашенное пособие Джеффа Вандермеера и фэнтезийный роман Вальтера Моэрса с множеством картинок самого автора.

Победителем же стала иллюстрированная энциклопедия «Миры Говарда Филлипса Лавкрафта», причем эта книга отечественных авторов Артёма Агеева, Юрия Купцова и Алексея Лотермана, которых возглавлял М.С. Парфёнов, главный популяризатор русского хоррора. Книга получилась просто замечательная — причем, как по форме, так и по содержанию. Отечественные специалисты по творчеству признанного классика жанра ужасов систематизировали сведения о Божествах, Расах и Созданиях, придуманных Лавкрафтом и его последователями вроде Августа Дерлета и Брайана Ламли. Причем, информация о каждом монстре снабжена цветной иллюстрацией.

Книга также очень красиво оформлена и отлично издана — не зря буквально за несколько месяцев энциклопедия получила два доптиража, суммарно разойдясь в количестве более 10 тысяч экземпляров. С учетом немалой цены это наглядно говорит о выдающемся успехе!

Источник

Обсудить]]>
Яна Вагнер о «Вьюрках» Дарьи Бобылевой https://horrorbook.ru/page/jana-vagner-o-vjurkah-dari-bobylevoj https://horrorbook.ru/page/jana-vagner-o-vjurkah-dari-bobylevoj Thu, 26 Dec 2019 21:07:35 +0300 «Вьюрки» Дарьи Бобылевой — отлично написанная хоррор-стори, крепкая и страшная, да еще и помещенная при этом в родную, знакомую каждому читателю декорацию — маленький дачный поселок, который автор описывает с такой ностальгической нежностью, что временами начинаешь хохотать, даже когда боишься. Это сборник таких связанных между собой рассказов, и мой абсолютный фаворит из них — «Мышь».

Источник

Обсудить]]>
В преддверии Хеллоуина: 10 страшных книг (Год литературы) https://horrorbook.ru/page/v-preddverii-hellouina-10-strashnyh-knig-god-literatury https://horrorbook.ru/page/v-preddverii-hellouina-10-strashnyh-knig-god-literatury Thu, 28 Nov 2019 16:02:38 +0300 ...Классика на то и классика, чтобы ее читали и перечитывали, — но и современные авторы достойны внимания; обрести его часто помогают литературные конкурсы. Один такой организовало издательство АСТ: вот уже пять лет подряд в канун Хеллоуина выходит сборник «Самая страшная книга», составленный из рассказов начинающих авторов, — причем отбирают тексты для публикации рядовые читатели. С каждым годом конкурс становится все масштабнее: если в 2014 г. в экспертную группу входило человек 15, то сейчас «штат» увеличился вдвое. Количество заявок тоже растет — как и амбиции постоянных участников альманаха, которые успевают и аудиокниги озвучивать, и права на экранизацию своих произведений продавать.

Авторы рассказов, вошедших в новую антологию, усвоили: читать об оборотнях, вампирах и зомби в 2019 году уже никто не станет. Чтобы написать нечто по-настоящему пугающее, следует взять душераздирающую, но вполне жизненную историю (например, о смерти близкого родственника или любимого человека) и присыпать щепоткой мистики. Причем в герои лучше всего определить среднестатистического нашего соотечественника: неглупого, но и не слишком умного, не то чтобы бедного, но и не богатого, — так читателю будет легче ассоциировать себя с персонажем. В итоге получаются работы, цепляющие сюжетом, диалогами и атмосферой (экспертная группа читателей-жюри свое дело знает), но никак не шедевры. Ругать за это авторов не стоит: на звание гениев мысли они и не претендуют, а со своей задачей — пощекотать нервишки скучающему читателю — справляются весьма неплохо.

Полностью статью читайте в источнике

Обсудить]]>
Кровь, мальчишки и стиральная машина (Зона Ужасов) https://horrorbook.ru/page/krov-malchishki-i-stiralnaja-mashina-zona-uzhasov https://horrorbook.ru/page/krov-malchishki-i-stiralnaja-mashina-zona-uzhasov Sat, 23 Nov 2019 02:40:19 +0300 Почти каждый раз, когда друзья, знакомые или коллеги впервые видят меня с томиком из серии "Самая страшная книга" в руках, они задают один и тот же предсказуемый вопрос: "Ну что, правда самая страшная?". В большинстве случаев я на него отвечаю с усмешкой: "Сам понимаешь, это просто название такое цепляющее. Есть там жутковатые вещи, но истории больше интересные, чем страшные..."

Но со сборником, имеющим круглую дату "2020" на обложке, я могу дать более уверенный ответ. Да, тут не только развлекают, но и по-настоящему пугают. Да, в этой книге собраны одни из самых страшных рассказов за последний год. И да, этот сборник — не для слабонервных.

А если попросят пояснить, чем же мне запомнился каждый из новых (а также хорошо знакомых) голосов новой "ССК", то я расскажу следующее...

Продолжение читайте в источнике

Обсудить]]>
Они умеют пугать (Darker) https://horrorbook.ru/page/oni-umejut-pugat https://horrorbook.ru/page/oni-umejut-pugat Wed, 20 Nov 2019 05:20:43 +0300 В октябре перед Хеллоуином вышла самая ожидаемая русскоязычная антология ужасов. В «Самой Страшной Книге 2020» есть рассказы как новичков, так и ветеранов хоррора. Она была представлена на «Самом Страшном Фестивале» в Москве и Санкт-Петербурге, и уже можно с уверенностью сказать: сборник завоевывает сердца читателей, а тираж разлетается, словно по мановению волшебной палочки. Поклонники хоррора возмутятся: никакое это не волшебство. «Самая Страшная Книга» — серия, аналогов которой в русскоязычной литературе ужасов не существует. Благодаря Парфенову М. С. талантливые авторы, работающие в жанре мистики и хоррора, смогли заявить о себе в современном литературном мире. Добились того, что к русскоязычным ужасам стали относиться всерьез. Премия «Мастера Ужасов», круглый стол по хоррору, самые страшные чтения, тусовка Horror Web — все эти мероприятия, прошедшие осенью в двух крупнейших городах России, подтверждают, что русскоязычный хоррор, как атлант, расправил плечи, став популярным и востребованным. «Самой Страшной Книге 2020» есть чем гордиться. Сборник состоит из 22 историй, в каждой из которых своя изюминка. Рассказы подобрались разные, по-своему примечательные. Но мы все-таки попробуем выделить наиболее интересные из них.

Продолжение читаем в источнике

Обсудить]]>
Основание беснования: шабаш адептов русского хоррора (Известия) https://horrorbook.ru/page/osnovanie-besnovanija-shabash-adeptov-russkogo-horrora https://horrorbook.ru/page/osnovanie-besnovanija-shabash-adeptov-russkogo-horrora Sat, 09 Nov 2019 19:38:45 +0300 Уже несколько лет издательство «АСТ» выпускает ежегодную антологию рассказов в жанре хоррора и мистики, написанных русскоязычными авторами, которые отбираются по итогам голосования читательской таргет-группы. Критик Лидия Маслова, памятуя о прошедшем всего пару дней назад Хеллоуине, взялась изучить новейшую «Самую страшную книгу» и вынесла вердикт — специально для «Известий».

Первое, что бросается в глаза в новой «Самой страшной книге», это склонность «хоррористов» ставить знак равенства между отвращением и страхом, между тошнотой и выбросом адреналина. Во всяком случае они считают отвращение хорошей прелюдией к испугу, подобно кинематографистам, которые, настойчиво показывая сгусток шевелящихся опарышей, как бы предупреждают, что ужас не за горами. Участники «ССК» с удовольствием описывают всякие дефекты человеческой внешности (варикозные вены, прыщи), детали убогого неухоженного интерьера, отвратительные подробности распада органической материи.

Открывает антологию завсегдатай серии «ССК» Максим Кабир с объемистым рассказом «Исцеление», в первых строках которого сразу щеголяет знанием синонима к слову «таракан» — прусак. От этого уже становится не по себе, по крайней мере журналистке, приходящей в неопрятную квартиру к хозяйке прусаков («Тараканы курсировали по сальным бокам холодильника») и выкладывающей на грязный стол с липкой клеенкой кассетный диктофон, который издает атмосферный «шелест пленки». Чуть позже также зловеще шуршит синтепоном пугало-призрак, являющееся посреди пурги несчастной женщине, чьи нервы и без того расшатаны: два года назад она потеряла трехлетнюю дочь, попавшую под машину.

Оправданный, но казнящийся чувством вины водитель помогает героине в журналистском расследовании и везет ее на таинственный остров, где окопались полубезумные сектанты. Однако психологически самое страшное в «Исцелении» не чудовищная бандерша секты, а невинная случайная встреча героини с бывшим мужем, промышляющим кражей канализационных люков: «На нее таращился мутными бельмами ходячий мертвец, напяливший восковую маску, дурную копию некогда любимого лица».

Травматические переживания после потери ребенка становятся одной из сквозных линий антологии. Так, «Доставка» Павла Дывыденко похожа на средней ужасности голливудский фильм о кошмарах, связанных с угрызениями совести человека, сидевшего за рулем и выжившего в ДТП, в котором мучительной смертью погибли его жена и сын. Чтобы хоть как-то отвлечься, безутешный отец приобретает привычку выписывать с разных сайтов всякую ерунду, и однажды ему присылают часы сына и дневник жены, а вскоре является и сам изуродованный призрак сына с трупной личинкой во рту.

Многие участники «ССК» и сами ощущают вторичность своего продукта, причем даже не по отношению к литературным образцам, а к массовому кинематографу, поэтому нередко невзначай вворачивают ремарки типа: «как бывает в фильмах ужасов». В «Домофоне» Сергея Цветкова мается женщина-следователь, так же разговаривающая со своим мертвым ребенком, как персонажи «Исцеления» и «Доставки». Понимая всю банальность происходящего, автор пытается выкрутиться, хотя и не очень убедительно: «Еще недавно сцены в кино и книгах, где персонажи, похоронившие близкого человека, приходят на могилу к умершему и беседуют с ним, казались Алине абсолютной выдумкой, растиражированным клише, не имеющим ничего общего с действительностью. Но теперь потребность в подобном ощущалась как вполне естественная».

Как «вполне естественное» совпадение выглядит и то, что, пока героиня разговаривает с покойным сыном, за соседней оградкой как раз копают могилу для невероятно изощренно самозарезавшегося мужчины, которого следовательница накануне ночью освидетельствовала, заодно прослушав в его телефоне разговор по домофону с давно вроде бы умершим отцом. Героиня загорается идеей: вдруг ей тоже удастся не только поговорить с сыном в одностороннем порядке, но и услышать его ответ, хотя ничего хорошего с того света сын ей сказать не может.

В жанре зомби-хоррора написана «Аномалия» Юлии Глухачевой, действие которой происходит в сельской местности после таинственного исчезновения бригады монтажников, якобы налаживавших мобильную связь. После этого по ночам над деревней возникает странное зарево, летают светящиеся шары, затягивающие в себя людей и превращающие их в жутких существ, штурмующих мирные хаты селян.

В длинной ночной сцене, где герои всю ночь отбиваются от обступившей избу нечисти, Глухачева хорошо держит напряжение, хотя и ничего нового, невиданного в данном жанре не изобретает, разве что кроме зрелищной модификации зомби под названием «перекрут»: «Худые ноги были неестественно вывернуты, причем правая была сильно вытянута, а левая — надломлена в колене, из-за чего всё тело кривилось набок. Талии почти не было: какая-то страшная сила стянула ее в тонкую полоску кожи, на которой неизвестно как держалась верхняя, довольно массивная часть туловища».

С «перекрутом» рифмуется колдун Бесокрут в рассказе Вадима Громова «Шарик»: «То ли им бесы крутят, то ли он — ими... А может, в одном хороводе топчутся». Герой попадает в кабальную зависимость от Бесокрута, обещающего вылечить его сына, но вместо этого шантажирующего его, требуя всё больше пищи, которой для него являются человеческие боль и страдания. Правда, немного непонятно, почему Бесокруту для его людоедства необходим посредник, который лишь выкрикивает технические задания: «Кишки наружу!», «Колени вдребезги!», «Ногти брысь!», «Лицо, мошонка — всмятку!»

За этим следуют довольно отвратительные в своем натурализме описания членовредительских штук, с которыми по жестокости могут соперничать только сцены убийства животных и птиц в одном из самых сильных и оригинальных по замыслу рассказов «ССК» — «Бинго» Артема Гаямова. Действие его ловко закручено почти что по сюжетной схеме «Убийства в «Восточном экспрессе», только вывернутой наизнанку: в спальном вагоне, наполненном клиентами международной корпорации UltraZоо, устроившей живодерский аттракцион из эвтаназии якобы смертельно больных животных.

На фоне преобладающих в «ССК» выдуманных спиритических сеансов, историй про ведьм и чернокнижников, а также попыток создать невиданных фантастических тварей, немного чужеродно смотрится почти документально-исторический и гораздо более страшный рассказ Оксаны Ветловской «Яр», где имя героя Ярослав рифмуется с кошмаром Бабьего Яра, а функцию упырей выполняют импозантные нелюди с черепами на фуражках.

Оксане Ветловской также принадлежит и крепкий психологический триллер с элементами сверхъестественного «Земля медузы» — о пластическом хирурге, чья жизнь дает трещину после смерти пациентки. Не менее страшная трещина, из которой лезут жуткие чудовища, образуется в земной коре после землетрясения на Курилах, в родном поселке героя, где он переживает жутковатый, но эффективный сеанс своеобразной психотерапии — которая, собственно, и является целью любого удачного произведения в жанре хоррора.

Источник

Обсудить]]>
Дарья Бобылёва «Ночной взгляд»: Что у тебя внутри? (Ольга Жердева) https://horrorbook.ru/page/darja-bobyljova-nochnoj-vzgljad-chto-u-tebja-vnutri https://horrorbook.ru/page/darja-bobyljova-nochnoj-vzgljad-chto-u-tebja-vnutri Fri, 16 Aug 2019 14:23:38 +0300 У каждого человека внутри есть кладовочка, а в ней спрятаны страхи. Не те, что про пенсионную реформу, внешнюю и внутреннюю политику, дворовых маргиналов, сокращения на работе или просроченные платежи по кредитам. Всё это страхи взрослые, их в кладовке не запирают, ведь это нормально и так по-настоящему – бояться того, что бывает. А бояться или просто верить в то, чего нет – глупо, нелогично и вообще по-детски.

Но только все мы родом из детства, так что берите фонарики, взрослые дяди и тёти, айда на чердак, будем страшилки рассказывать. Кто последний, того бабайка утащит!

0.jpg

Настоящий мастер страшилочного ремесла знает: слушатель (или читатель) бывает разный. Одному шепнёшь, что домовой ночью придёт и задушит, так он всю жизнь с включённым светом спать будет – такого пугать легко и приятно, правда, второй раз за сказками он вряд ли придёт. Другому скажи, что в колодце водяной сидит, так он туда полезет и не потому, что не поверит, как раз наоборот – ему со странным жить интереснее, с таким читателем сложно, его увлечь надо, но зато он и бояться любит, только успевай байки травить. А третий как раз ни во что не верит и пугается либо рефлекторно, если «отдай моё сердце!» над ухом гаркнуть, либо если реальную опасность ему показать. Но «раскачать», заставить если не верить в страшное, то хотя бы сомневаться, можно каждого. Главное, быль и небыль перемешать получше, как рис с просом (Золушки, руки прочь!), и рассказывать не о чудесах заморских и не пришельцах с Марса, а о том, что живёт рядом. Буквально за стеной живёт и по ночам стучит. Не оглядывайся! И не включай пока свет. Кто-то прямо сейчас смотрит тебе в спину особенным ночным взглядом.

Новый сборник рассказов Дарьи Бобылёвой «Ночной взгляд» (дополненное переиздание «Забытого человека», о котором я писала ЗДЕСЬ) – это 20 новелл, среди которых найдутся истории на любую целевую аудиторию. Особо впечатлительных они растревожат до приёма валерьянки, поклонников жанра, любящих к тому же нырять в колодцы за водяными, просто очень порадуют, ведь вся небывальщина в них такая достоверная, близкая и проверяемая… Ах, где мои резиновые сапоги и фонарик? Есть и рассказы, которые заставят вздрогнуть даже самого непробиваемого скептика. Они как раз из новых, с них и начнём.

От людей

Персонажей рассказов «Тараканы», «Тётка», «Заговор грибницы» и «Осина» автор аккуратно выводит из поля чистейшей мистики на порог белой психиатрической палаты. Только на порог – дальше всё решать читателю. Может, у героев шизофрения с галлюцинациями («Тараканы») или депрессия с суицидальными мыслями («Тётка»), может, просто додумали то, чего не было («Заговор грибницы»), а может и вправду явился к Андрею страшный дед Гена и заморозил мужика насмерть посреди апреля, а нечистая совесть и алкоголизм героя тут вовсе ни при чём («Осина»).

В соседстве с этими новыми рассказами как-то совсем иначе начинает звучать уже знакомый «Ночной взгляд», давший название сборнику. Хорошая девушка Маша наконец-то переезжает к хорошему мальчику Владику. И всё-то у них замечательно, и подружки завидуют, и будущая свекровь Машу одобряет – живи и радуйся. Но только есть у Владика странность: любит он по ночам на Машу смотреть. Лунатик? Или, может, есть в этом ночном взгляде Владика что-то опасное для «такой мягкой, пухлой, вкусной, глупой Маши, которую совершенно справедливо одобрила его мама»? И имеет ли это «опасное» отношение к мистике или просто парень – психопат? Решай, рациональный читатель, сам, запирать персонажей в комнате с мягкими стенами (и таки испугаться – с каждым же может случиться) или отмахнуться от небывальщины. Но даже самый упёртый рационалист не сможет отмахнуться от «Февраля», коротенького рассказа, сквозь который неспешно бредёт простой и очень несчастливый человек. И человек этот куда страшнее любой нечисти, потому что та, во-первых, выдуманная, а во-вторых, существует по правилам, которые можно узнать и договориться. С человеком в «Феврале», извините за спойлер, договориться не получится.

От места

Для тех, кто любит городские легенды и всегда готов исследовать колодцы, а также чердаки, старые дома и заброшенные дачные посёлки, «Ночной взгляд» – настоящая находка. Есть, убеждает он читателя, места, где что-то странное произошло или прямо сейчас происходит. Или вот-вот произойдёт. И они не где-то там в тридевятом царстве, а совсем рядом, ну присмотрись ты внимательно, вон он дом, на котором душа наросла!

«Старшая сестра», ещё одна новинка, вышедшая в этом сборнике, – чистейшей воды хоррор, густо замешанный на детских травмах, противостоянии старших и младших, законах равновесия (не всё коту масленица, будет и на моей улице праздник и т.д.), надежде на высшую справедливость (вот придёт кто-то большой и сильный, всем вам покажет!) и общей для всех детей вере в то, что по ночам игрушки оживают. Не обошлось тут и без тёмной кладовки, где по ночам что-то шуршит и копошится или сидит подозрительно тихо, ещё вопрос, что хуже. Чем особенно хорош этот рассказ, так это тем, что странное и страшное произошло когда-то в доме, который теперь и сам по себе со странностями. Где же как не здесь должна была появиться история о заграничной куколке Ванде, которая хорошо кушала и выросла.

Если есть странный дом, как не быть странным квартирам («Забытый человек», «Бабайка», «Сынок», «Крики внизу»), дворах со странностями («Бусы», «Благоустройство города») и даже целым посёлкам («Розарий», «Отдых», «Место жительства», «Белое, длинное») или местам, где когда-то был посёлок («Петрушкин лог»).

Были всегда

В «Ночном взгляде» Дарья Бобылёва работает с общими страхами, подмешивает к легендам, страшилкам, приметам и заговорам странные случаи из жизни и нередко обращается к миру своего романа «Вьюрки», к которому читатели уже успели привязаться, а значит, и немножко поверить. Так, к примеру, в «Месте жительства» странности происходят в известном нам селе Стояново, дед Гена из рассказа «Осина» не любит «красну ягоду», которую в тех же «Вьюрках» настоятельно рекомендовали в лесу не рвать. А рассказ «Тот, кто живёт в метро» перекликается с жутким «Петрушкиным логом». И эти аллюзии всё подкармливают и уплотняют зыбкую иллюзию присутствия в современном технологичном мире чего-то странного, страшного, но бесконечно чудесного. Того, чего нет и никогда не было, но иногда так хочется, чтобы было.

Источник

Обсудить]]>
Галина Юзефович о сборнике "Ночной взгляд" https://horrorbook.ru/page/galina-juzefovich-o-sbornike-nochnoj-vzgljad https://horrorbook.ru/page/galina-juzefovich-o-sbornike-nochnoj-vzgljad Sat, 03 Aug 2019 16:36:06 +0300 В отличие от опасного и непостижимого мира, конструируемого Кристен Рупеньян, мир страшных рассказов Дарьи Бобылевой строго логичен и живет по четким, раз и навсегда установленным формальным правилам. Если сказать вампиру-невидимке, присосавшемуся к человеку в московской подземке, «Я тебя вижу», он в ужасе исчезнет, бросив свою добычу («Тот, кто водится в метро»). Если вовремя подкармливать хлебом и молоком живущего в простенке старой московской коммуналки Забытого Человека, он перестанет вредить домочадцам и вообще немного успокоится («Забытый человек»). Если человек смотрит на тебя так, будто хочет съесть, он, скорее всего, в самом деле этого хочет («Ночной взгляд»). Ну и, конечно же, при обращении с куклами — не так важно, фабричными или самодельными, — очень важно соблюдать технику безопасности, а то мало ли что («Старшая сестра», «Петрушкин лог»).

Проблема в том, что законы этого мира писаны не людьми, не для людей и вообще люди в нем персонажи второстепенные. Они не важны настолько, что их даже не потрудились проинформировать об этих установлениях. Впрочем, незнание правил не освобождает глупых и самонадеянных людишек от самой суровой ответственности за вольные или невольные их нарушения. Именно это непривычное осознание собственной маргинальности, неожиданное понимание, что человеческое место в стройном мире древних материй и энергий не просто не центральное, а какое-то унизительно неприметное, порождает очень сильный читательский дискомфорт, а вместе с ним — сладкий, затягивающий ужас.

Ту же схему вселенной со смещенным центром, привнесенную в отечественную литературу еще братьями Стругацкими в «Пикнике на обочине», Дарья Бобылева уже протестировала в своем романе «Вьюрки». Но там у мистических проблем, обрушившихся на дачный поселок, обнаруживалась единая причина — некий глобальный метафизический сбой, после устранения которого гармония восстанавливалась. В «Ночном взгляде» этого утешения читателю не предлагается. Люди — крошечные букашки, слепо суетящиеся в опасной близости от неумолимо вращающихся шестеренок, о которых они (за редчайшими исключениями) даже не подозревают. Возможности разобраться во всей этой сложнейшей космической механике нет. А значит, нет и надежды научиться уворачиваться хотя бы от самых опасных ее деталей.

С другой стороны, это ощущение тотальной человеческой беспомощности, густо разлитое по страницам прозы Дарьи Бобылевой, парадоксальным образом оказывается уютным, детским (или, если угодно, религиозным) чувством «мы маленькие, от нас ничего не зависит, за нас все решат большие и сильные». Именно эта причудливая дихотомия ужаса и уюта, опасности и надежности и есть фирменный прием Дарьи Бобылевой, эффектный и эффективный одновременно. Сейчас, после выхода «Ночного взгляда», об этом можно говорить со всей уверенностью. Как и о появлении на российском литературном горизонте нового яркого автора с собственным выразительным, узнаваемым голосом.

Источник

screenshot_1.jpg

Обсудить]]>
Галина Юзефович о романе ВЬЮРКИ https://horrorbook.ru/page/galina-juzefovich-o-romane-vjurki https://horrorbook.ru/page/galina-juzefovich-o-romane-vjurki Sun, 17 Feb 2019 13:37:44 +0300 Однажды сонным летним утром жители дачного поселка Вьюрки обнаруживают, что выезд из их поселка исчез — не завален, не перекрыт, а просто не существует, будто и не было никогда. Вместе с главным автомобильным выездом пропали и неприметные тропки, уводившие в лес, да и сам лес неуловимо изменился, из замусоренной и худосочной пригородной поросли превратившись в глухую чащу, населенную кем-то непонятным, но, очевидно, не слишком дружелюбным.

Покуда оторопевшие вьюрковцы привыкают к новому положению дел (мобильная связь, а также радио с телевидением, понятно дело, тоже не работают), выясняется еще одна странная подробность: лето в отрезанном от мира дачном поселке и не думает заканчиваться. Один солнечный день следует за другим, урожай кабачков сменяется урожаем огурцов — и так несколько раз, по кругу, а в самом поселке начинают происходить события непонятные и пугающие.

С Сушки — скучной и прозаичной дачной речки — раздаются чьи-то негромкие, неодолимо влекущие голоса. Ушедший прорываться на волю дачник возвращается домой, вроде бы, тем же, но очевидно иным. Чинный пенсионер внезапно обретает диковинную привычку рыть глубокие норы и воровать из соседских домов еду. А 15-летняя Юлька по прозвищу Юки, в силу роковой случайности застрявшая на даче в одиночестве, без родителей, обнаруживает в собственном доме таинственный и предположительно гневный призрак маленькой девочки-уродца, явившейся отомстить за старые обиды.

Поначалу кажется, что во Вьюрках орудует распоясавшаяся лесная нежить, однако понемногу странные склонности и неожиданные умения обнаруживаются и у самих дачников, вступающих с этой нежитью и друг с другом в сложные альянсы и причудливое взаимодействие. Застывший летний воздух полнится колдовством, лес все ближе подступает к ограде, и, похоже, из всех местных жителей только странная девушка Катька, молчаливая и одинокая рыбачка, хотя бы примерно понимает, что происходит во Вьюрках и за чьи грехи расплачиваются его жители.

Относительно компактный (всего-то 400 с небольшим страниц) роман молодой москвички Дарьи Бобылевой вышел в успешной хоррор-серии «Самая страшная книга», однако по-настоящему страшным его не назовешь — скорее уж дремотно-затягивающим, фольклорно-сказовым, баюкающе-напевным. Перенакладывая друг на друга две реальности — до мелочей узнаваемую реальность старого дачного поселка с его пыльным уютом и заросшими грядками с одной стороны, и реальность жутковатой народной сказки с другой, — Бобылева не столько пугает, сколько сдвигает привычную нам рамку восприятия, показывая насколько иррационален и непознаваем мир, который мы привыкли считать понятным и предсказуемым, и насколько иллюзорна и проницаема граница между светлой и темной его сторонами.

Источник

Обсудить]]>
РАССВЕТ - отзыв filmoman (Дмитрий Бортников) https://horrorbook.ru/page/rassvet-otzyv-filmoman-dmitrij-bortnikov https://horrorbook.ru/page/rassvet-otzyv-filmoman-dmitrij-bortnikov Sun, 27 Jan 2019 20:06:01 +0300 Раз, два, три, четыре

Кто не спит у нас в квартире?

Всем на свете нужен сон.

Кто не спит, тот выйдет вон! (с)

Уже завтра в кинотеатре «Октябрь» первые зрители смогут увидеть «Рассвет» - новый проект продюсеров Владислава Северцева и Дмитрия Литвинова, ответственных за «Невесту» и обеих «Пиковых дам». Я за проектом слежу ещё со съемок тизера, благодаря ценителям ужастиков @russorosso и если про фильм пока сказать что-то определенное сложно, хотя трейлер у «Рассвета» получился крайне интригующим... Зато Олег Кожин написал для серии «Самая страшная книга» литературную адаптацию «Рассвета», которую я просто не мог пропустить.

Сюжет: Пытаясь разобраться в семейных секретах и тайны смерти брата Света едет в институт сомнологии, специализирующий на расстройствах сна. Она становится участницей эксперимента группы людей, которые под присмотром ученых оказываются в осознанном сне.

Книга отлично читается, Олег Кожин умело закручивает интригу, подробно описывает прошлое героев и мир, в котором они оказываются, когда засыпают. Многое здесь перекликается с западными веяниями, а сюжетным ходам есть чем удивить читателей. По словам создателей картины (в конце книги приводится их интервью) книга и фильм сильно отличаются друг от друга, особенно ближе к финалу, поэтому интрига и желание узнать, что же там такое и чем у них все закончится в кино уже не поддается оценке и масштабу «бедствия»!)

Оценка книги 7,5 из 10.

Источник

Обсудить]]>
Шесть знаковых книг русского хоррора (gorky.media) https://horrorbook.ru/page/shest-znakovyh-knig-russkogo-horrora https://horrorbook.ru/page/shest-znakovyh-knig-russkogo-horrora Thu, 31 May 2018 14:32:48 +0300 Нежить атакует Пятигорск, и только Печорин может спасти человечество; из гопника хотят сделать фарш; дух-людоед против русских колонистов на Аляске — «Горький» публикует обзор из шести книг, которые стоит прочесть, если вы хотите начать свое знакомство с русским хоррором.

В истории русской литературы ужасам отводится место весьма скромное — и не потому, что этот жанр изначально был плохо воспринят публикой. Успех «Упыря» Алексея Толстого говорит об обратном, разразившийся вокруг «Бездны» Леонида Андреева скандал тоже показывает, что интереса к «страшным историям» у нашего народа не меньше, чем у любого другого. А если литературу ужасов воспринимать шире, чем принято, то мы найдем и другие жемчужины — «Мрак твоих глаз» Ильи Масодова будет отличным примером.

И все же хоррор в России всегда был исключением из правил, некой «литературной ненормальностью». Сегодня мы видим, что «темная литература» наконец отвоевывает свои позиции — причем делает она это, не просто копируя западные образцы, а с помощью детального переосмысления жанра в контексте русской реальности.

На примере шести книг мы попробуем разобраться, как устроен жанр, зачем вообще читать русский хоррор и что с ним будет дальше.

продолжение в Источнике

Обсудить]]>