Русского, русского хочется

Просмотров: 44Комментарии: 0
Критика

Оценка majj-s: 4

Русского, русского хочется

Признай, Павлов, ты - неудачник.
- Я неудачник, - подтвердил Никита. - Даже хуже - я дачник.

Кто откажется от хорошего хоррора, тот не я. Несмотря на тихое бешенство, которое вызывает сочувственное: "Любите ужастики?", - в ответ на признание в любви к Стивену Кингу. Объяснять доброхотам, что последние четверть века Мэтр пишет в жанре магического реализма бесполезно. Для кого ужастики и Кинг близнецы-братья, тому что магреализм, что постмодерн - все едино; не мог он ямба от хорея, и всякое такое. Однако с чего бы началось увлечение Единственным, когда не с хоррора, и да, по-настоящему страшное люблю.

Когда это начинается, думаешь только: "Овчарово"? Сельская местность неподалеку от крупного города, дачный поселок, неоднородный социальный состав: богачи Бероевы, одинокие пенсионерки Тамара и Зинаида - огородница и кошатница, бобыль Валерыч, дурачок Ромочка со своей несчастной матерью, тихий лузер и алкаш, даром, что профессорский сын Никита, девчонка-гот Юка, работяга-самогонщик Витюша со своей пришибленной женой, странная рыбачка-Катя (как-то в мае - так и просится продолжить).

И "Улитка на склоне" в части леса - думаешь, немного погодя, с большим уважением. Странное "одержание", вещи меняют свойства и качества. Еще "Малая Глуша" - прибавляешь в копилку источников/составных частей совсем потом. А дальше анализировать перестаешь, потому что становится жутко и уже вся отдаешься этому ощущению. Они заперты на маленьком участке мира, в куске пространства с остановленным временем - здесь вечное лето, но не думайте, что рай. Лес и речка, прежде совсем ручные, стали смертельно опасными. Кто пытается уйти - не возвращается, а немногим вернувшимся лучше бы сгинуть.

Повествование, которое сначала кажется серией локальных новелл с незамысловатой моралью, постепенно усложняется, заплетает отношения и судьбы прихотливым узором; прежнюю разноголосицу сменяет полифония; начальная очевидность причин и следствий оборачивается восхитительной и страшной непростотой. И не то. чтобы раньше не доводилось встречаться со славянской нечистью, жуткая Полуденница в "Кошки ходят поперек" Веркина и Леший в его же "ЧЯПе" страшнее. Игоши и прочая мелкая лесная нечисть в "Убежище 3/9" Анны Старобинец, обжигают горькой больной нежностью, какой здесь не сыщется.

"Ведогони" Кунгурцевой глубже. сложнее и написаны восхитительно-сказовым языком, который можно пить чайными стаканами. А герой "Убыра" на порядок витальнее и обаятельнее любого из здешних (у Идиатуллина татарская, а не славянская нежить, что с того, Алексей Иванов вовсе коми-пермяцкий пантеон использует - если выпало в империи родиться....) Но всякая хорошая книга уникальна и требует применения собственной оценочной шкалы, "Вьюрки" очень хорошая Социальная фантастика с довольно высоким удельным весом ксенофобии (чужим не доверяй - возьмут твое и попытаются обмануть. Такова, видно, структура момента). Не стоит видеть в книге невероятного прорыва, она опирается на богатую традицию, но повесть отличная. И все сюжетные линии обретут здесь достойное завершение

Источник

Комментарии могут оставлять только члены нашего Клуба любителей страшных книг. Войдите под своим логином или зарегистрируйтесь в клубе.

Комментариев: 0 RSS