КУКЛОВОД

Ирина Епифанова, ответы на вопросы авторов и читателей

Просмотров: 805Комментарии: 0
Интервью

Материалы онлайн-конференции с редактором книги Вконтакте.

Какой хоррор, на ваш взгляд, нравится массовому современному читателю в России? Есть ли ярковыраженные поджанры? Отталкиваетесь ли вы при составлении хоррор-сборников от неких анализов рынка, мнения критиков, отзывов читателей на прошлые книги?

И хотелось бы, но... Я по своим должностным обязанностям должна сдавать в месяц 3-5 книг, плюс несколько десятков проектов одновременно находятся в разной степени готовности. И хотелось бы, конечно, заниматься анализом рынка, но зачастую весь анализ сводится к тому, что маркетологи "АСТ" смотрят по базам данных "АСТ" и "Эксмо" смотрят по базам данных, что из ранее изданного и похожего продаётся хорошо, а что нет. Ну, плюс, я ещё регулярно читаю отзывы в сети на подготовленные мною книги. Хотелось бы, конечно, иметь больше времени, сил, вспомогательных кадров, чтобы как следует исследовать рынок.

Как обстоят дела с линейкой романов ужасов? Будет ли?

Вопрос Ирине: как она относится к отечественным романам ужасов, есть ли шансы запустить успешную серию романов, и каково ваше видение такой серии?

Мы на это надеемся. Многое зависит от того, насколько успешно будут продаваться сборники, в том числе "ССК 2015", "13 маньяков". Руководители российских издательств традиционно не верят в хоррор. Нам важно им показать, что они не совсем правы, что читатели ждут и готовы голосовать рублём. Чем лучше будут продажи сборников, тем больше шансов на то, что нам дадут сделать и серию романов. А лично я — только за)

Хоррор уже очень давно принято ругать как низкий, исключительно развлекательный жанр, и на фоне этого, если даже относительно массовым авторам бывает нелегко издать свои книги и получить известность, то более нишевые (радикальные, странные, неформатные или просто более серьезные) даже на западе вынуждены годами оставаться в литературном андеграунде, перебиваясь публикациями в фэнзинах и дешевых малотиражных изданиях. Есть ли в России, где в этом смысле кроме Масодова и, возможно, Мамлеева даже некого вспомнить, такие пока не признанные гении и каковы, на ваш взгляд, их шансы издаваться и находить своих читателей?

Слова "гений" я побаиваюсь и редко его употребляю по отношению к живым)) А таланты, даже гиперталанты — есть точно, некоторых из них я узнала как раз благодаря проекту ССК, также несколько талантливых авторов нашла при отборе рассказов для другого проекта нашей редакции, альманаха "Русский фантастический". Есть несколько очень интересных авторов с прекрасным языком и стилем, оригинальными идеями. Времена сейчас для литературы и книгоиздания очень непростые, но я всё-таки верю, что этих авторов ждёт большое литературное будущее.

Может ли кошмар улыбаться? Есть ли в планах у организаторов ССК ( или в будущих проектах издательств) составление сборников или вкрапления в антологии произведений, очерненных юмором?

Как вкрапления в антологии — почему бы нет. Элементы чёрного юмора во в целом серьёзном рассказе — тоже. С тем же, чтобы сделать целый юмористический сборник, пока сложнее. Наверное, качественно смешить — ещё труднее, чем пугать. Поэтому непросто выдержать такой сборник "на высокой ноте", чтобы он не превратился в сборник анекдотов. К тому же, сейчас у нас более серьёзные задачи — и достаточно широкую читательскую площадку под хоррор подготовить, и наше генеральное руководство поверить в будущее хоррора. Вот когда всё это будет достигнуто, наверное, можно будет себе позволить расслабиться и пошутить))

Не было ли у организаторов такой мысли - перевести пару-тройку наиболее сильных произведений ССК-2014 и ССК-2015 на английский, и разослать их в западные издательства (журналы, антологии) - вдруг "выстрелит"?

Это хорошая и благородная идея, которая, увы, с позиций нынешних издательских реалий смотрится как кремлёвские мечтания(( Кто-то же этим должен заниматься. Из каких-то средств платить переводчику. А издательства сейчас (во всяком случае на уровне не высочайшего руководства, а редакций, которые занимаются конкретной работой) испытывают заметный кадровый и финансовый голод. Мне глубоко импонирует западная практика, когда ещё до выхода книги лит. агентам предоставляется небольшой "черновой" тираж книги для распространения среди иностранных издательств — вдруг кто-то захочет купить права и перевести. Но мы сейчас себе таких вещей позволить не можем(

Скажите, пожалуйста, Вам как редактору и читателю интересен данный проект? Какие были впечатления от первого выпуска? Считают ли в издательстве перспективным выбранное направление? Доп.тираж ССК-2014 настраивает на положительные мысли в целом.

Приобрел роман Образцова "Красные цепи" в новой серии "Темная сторона". Ожидаю от книги, как минимум чего-то запоминающегося, внушительного. Хотелось бы узнать, какие авторы могут продолжить данную серию, если есть такая информация?

Если бы мне данный проект не был бы интересен, я бы им не занималась)) Впечатления от первого выпуска помню как сейчас: Михаил Парфенов выслал мне подборку, я, как всегда, обещала прочитать без конкретных гарантий. Еду в метро, читаю первый рассказ, это были "10 фунтов" Игоря Кременцова, и думаю: "Ну ничего себе! Похоже, это надо брать!" А насчёт будущего серии "Темная сторона" — у меня вести, увы, не утешительные, серия делалась под эту конкретную книгу (у нас в последний год часто так: "редактор, тебе так понравился текст, что ты хочешь его издать? ну тогда придумай новую серию", внесерийно нам после объединения с "Эксмо" книги издавать не дают. Поэтому серии постоянно возникают и закрываются после одной-двух книг. Ген. дирекция их принудительно закрывает из-за неутешительных продаж. Тираж книги Образцова в итоге целиком продался, но не так быстро, как хотело бы руководство...

Существует ли вероятность появления на отечественном рынке сборника экстремального хоррора? Вы наверняка слышали о таких авторах как Ричард Лаймон, Эдвард Ли, Джо Лансдейл и тп. Может ли сборник подобных авторов стать новым проектом для издательства?

Меня всегда смущало понятие "Бренд" в контексте литературы. То есть, я тот человек, который никогда не покупает книги,что выходят "Брендами". И не сомневаюсь, что я такой не один. Так вот.Не кажется ли вам, что "брендированность" скатывает хоррор на уровень бульварных романов, обезличивает художественные произведения? Под "Брендами" я имею ввиду политику издания серий книг разных авторов под одним именем.

Ох, больной вопрос. Про многие вопросы издательской политики вообще предпочитаю помалкивать, иначе придётся выражаться нецензурно)) Я лично тоже ничего не покупаю "брендами" и сериями. И никто из моих знакомых не покупает. Единственная известная мне за последние годы длинная серия, в которой народ реально покупал одну книгу за другой и подсаживался, это был "STALKER". А так вообще люди покупают книги штучно, потому что кто-то из друзей похвалил, увидели рецензию во френд-ленте и т.п. Но тут ещё загвоздка в том, что кроме конечного потребителя есть промежуточное звено: оптовые книготорговые базы, книжные сети и отдельные магазины. Чтобы книга дошла до читателя, нужно сначала "пропихнуть" её к продавцам, а для этого тоже зачастую требуются танцы с бубнами. Продавцы ведь вовсе не всю продукцию у читателей берут. И решения в магазинах зачастую принимают какие-нибудь старорежимные тётушки 50+, которые сами-то книги если и читают, то в лучшем случае "Курочку Рябу" внукам перед сном. И мыслят они так: "О, "STALKER" - эту серию я знаю, хорошая серия, в прошлый раз у нас бойко шла. Возьму на реализацию 100 штук. А это ещё чё такое? Какая-то антология экстремального хоррора, страх божий, имена авторов всё незнакомые... Ну ладно, возьму на пробу пару экземпляров, а то, может, и вовсе не стоит". Вот отсюда серии и бренды.

Может, стоит в этот раз оформить антологию по западному образцу - то есть помещать перед каждым рассказом (или после него) кратенькую справку об авторе? Там же авторы смогут представлять свои произведения в двух-трех предложениях. Опыт недавней антологии "Фантастический детектив" показывает, что некоторым читателям это может быть интересно (как участник могу сказать, что в ФД справки пишут сами авторы).

Меня останавливает только то, что в "Фантастическом детективе" почти все авторы были равно именитые, а здесь монстры и зубры, у которых за плечами по нескольку книг, соседствуют с новичками. Хотя, может, в этом что-то есть. Надо с Михаилом обсудить))

Как вы оцениваете рассказы "Самой страшной книги 2014" без их привязки к жанру хоррор - какую ценность они имеют прежде всего как литературные произведения? И как вы думаете, разнежился ли современный читатель? Насколько он готов воспринимать хоррор не только как развлекательную литературу, как то, что пугает его, но еще и задумываться над тем, что он прочитал (как это бывает при прочтении и Лавкрафта, и Кинга, и Лиготти, у которых хоррор-составляющая текстов соседствует с глубокой философией и психологизмом)?

Мне довольно сложно представить себе этого абстрактного современного читателя и залезть к нему в голову, чтобы понять, что у него там происходит)) Про себя же могу сказать, что воспринимаю тексты комплексно, как единство языка, стиля, сюжета, характеров. Для меня бойкий сюжет, но бедный и корявый язык — это плохо. И отличный язык, но полное отсутствие сколько-нибудь осязаемого сюжета — тоже. Вот в "ССК 2014", мне кажется, было немало рассказов, в которых помимо идеи очень достойный язык и стиль. в "ССК 2015" таких рассказов будет ещё больше)

Как я понимаю, сейчас с определенной напряженной ситуацией на издательском рынке, складывается типичное "предложение превышает спрос". Не собираетесь ли вы прекратить или приостановить прием самотека - и сориентироваться на сотрудничество с конкурсными площадками?

Ну строго говоря на официальном сайте "АСТ" так и написано, что рукописи от новых авторов не рассматриваются. Это мы тут на уровне нашей редакции, как отщепенцы, продолжаем ещё пытаться делать новые проекты. Но всю массу самотёка не осиливаем, конечно. У нас 6 ведущих редакторов, причём художественной литературой занимаются лишь пятеро. И несколько десятков рукописей поступает на наш общеиздательский ящик каждый день. Чтоб как-то оптимизировать процесс, мы сейчас пытаемся искать ридеров, которые бы приносили нам уже проверенные рукописи и за каждый годный текст получали бы денежку. Вот тут у нас на сайте немножко про это написано: http://www.astrel-spb.ru/otbor-riderov.html Не знаю, поможет ли)

Наверное, рано решать, что будет изображено на обложке... но как Вы смотрите на то, чтобы там была не "абстрактная" картинка (как в предыдущей ССК), а картинка, "иллюстрирующая" какой-нибудь из рассказов?

Скажем, сплетения причудливого растения из "Никогда" очень эффектно смотрелись бы на обложке. И еще есть немало рассказов, образы из которых смотрелись бы весьма эффектно.

Мы как раз об этом думали, и Михаил Парфенов даже предлагал образы одного из рассказов, которые можно было бы запечатлеть на обложке, правда, это был другой рассказ, "На холме")) Осталось только посоветоваться с художником, когда он закончит для нас очередное задание и возьмётся за "ССК".

Хотелось бы услышать аргументы для наложения "вето" на рассказы "Бордовые", "Последний день детства" и особенно по рассказу "Сумеря". Как член таргет-группы, с текстами знакома, по поводу первых двух рассказов предположения есть, а про "Сумерю" было бы интересно) Думаю, авторам тоже будет интересно прочитать конструктивную критику.

3 рассказа, на которые было наложено вето (причём это не мой личный волюнтаризм, организаторы посовещались и пришли к консенсусу:), были во многом похожи и обладали сходными недостатками: заметные языковые и стилистические несовершенства (достаточно бедный язык, шероховатости, конкретно в "Бордовых" — неестественные, картонные диалоги) и использование однотипного, шаблонного сюжетного хода: герой/герои отправляются из города на дачу, и там с ними случается какая-то неприятность. На самом деле среди отобранных читателями рассказов произведений с таким сюжетом было больше трёх, но у остальных были какие-то дополнительные достоинства: богатство и красочность языка, нетривиальные повороты событий и т. д. У нас же в данном случае не просто литературный конкурс, наша задача — составить как можно более удачный сборник с максимально сильными и разноплановыми рассказами и с наименьшим количеством повторов. Авторов забракованных рассказов я призываю по возможности не расстраиваться, работать и совершенствоваться, и пусть им повезёт в следующий раз!

Планируется ли конкурс/издание сборника мистических рассказов? И собственно, если не проходит конкретный конкурс, как ССК, как и где узнать о том, что данный сборник планируется? к кому можно обратиться или где можно почитать о планах на подобные сборники, в которых можно попытать счастье?

В ходе обсуждений рассказов на ССК было очень много заявлений от участников таргет-группы из серии "фууу...американщина.." и т.д. Является ли это незыблемым правилом или же - красной тряпкой в глазах читателей и редактора, когда они видят нерусские имена на страницах рассказа? Интересуюсь этим потому, что конкретно в моем случае так "исторически" сложилось, что я сама не верю в события, которые происходят с Машей и Витей(например), и, соответственно, не поверит мне и читатель. Стоит ли пытать счастье/мастерство/руку/глаза и мозги читателей и редакторов в таком случае - ли же это "табу"?

Я "Дюнан", к сожалению, не читала ещё. У меня, увы, не было возможности ознакомиться со всеми рассказами, поступившими на рассмотрение, я читала те, что прошли сквозь читательское сито, набрав 7 баллов и выше + несколько рассказов на 5-6 баллов, которые рассматривались как замена выбывшим. Но "Дюнан" по обилию обсуждений меня уже заинтересовал, и, насколько я понимаю, Михаил планирует включить его в другую антологию, так что, надеюсь, я этот рассказ всё же скоро прочитаю и что он в итоге выйдет на бумаге. Насчёт "почему так вышло" — сложно сказать, сколько людей, столько и мнений. Меня, например, поразил рассказ Татьяны Томах "Аттракционы", который мы в итоге взяли в качестве замены для одного из забракованных. Мне показалось, что он украсит сборник и он в пятёрке моих личных фаворитов. А меж тем в читательском голосовании он набрал 5 баллов, и ведь я читала ещё несколько 5-балльных рассказов (тоже как потенциальную замену выбывшим) — и те мне показались очень существенно слабее. Или вот многие пишут, что им очень нравились те рассказы, на которые мы наложили вето. В обшем, загадочны механизмы формирования читательских любовей и антипатий:)

Про мистический сборник и я, и Михаил уже отвечали в разных ветках. Если коротко, то конкретно мистический сборник пока не планируется, но планируется тематический сборник "Хэллоуин", где мистических рассказов о потусторонних силах будет очень много. Что касается "американщины" — при формировании сборников рассказов меня это не пугает, напротив, такие рассказы создают приятное разнообразие. А вот когда речь заходит о крупной прозе, тут да, издатели в целом скептически относятся к романам, где действие происходит за границей. И не из ксенофобии, а потому что традиционно считается, что читателя больше интересует то, что "ближе к телу", а для удовлетворения интереса к "ненашенской" жизни существует масса переводных произведений. Плюс никто не отменял такое правило, как: пиши о том, что хорошо знаешь, или о том, чего не знает никто. То есть лучше описывать жизнь наших современников и соотечественников, либо уж каких-нибудь амёбообразных из звёздной системы Альфа Центавра, чем американских секретных агентов. Особенно если автор и в Америке-то ни разу не был, и о жизни спецагентов знает из пары голливудских фильмов. Незнание фактуры всегда обнаруживается, в итоге читатель тексту не верит. Но это такое общее правило, из которого наверняка возможны гениальные исключения))

Назовите пять(можно даже семь) рассказов, которые вам понравились больше всего.

Если пять, то: Никогда (Владислав Женевский), Аттракционы (Татьяна Томах), Сученыш (Олег Кожин), Навсегда (Александр Матюхин), Оставайтесь на связи (Игорь Кром).

А если семь?

Тогда ещё "Ферма" Марии Артемьевой и "Лето пришло" Погуляя. А вообще почти всё в этот раз очень понравилось.))

Ирина, вашу готовность работать с отечественными хоррор-авторами мы видим, но как реагирует на такие проекты издательство (дирекция АСТ), сложно ли было привести к печати ССК-2014 и быстро ли пришло согласие на выпуск ССК-2015? Как повлиял успех прошлогодней антологии на отношение АСТ к хоррору вообще?

Дирекция реагирует сложно, прямо скажем. И с ССК-14 было тяжело. Мне повезло, что в меня верит моё непосредственное руководство и помогает во взаимодействии с "верхами")) А с ССК-2015, конечно, было уже проще. Там, наверху, увы, народ ориентируется не на качество текстов, а исключительно на результаты продаж...

А как вы думаете, чтобы появилась ССК-2016, антология 2015 года должна превзойти продажи 2014? Или будет достаточно выступить просто немногим хуже?

Мы все надеемся, что результаты будут как минимум не хуже)

Никогда не ловили себя на мысли: почему бы мне не написать что-нибудь эдакое?)

Ловила в юности.)) Сейчас не до того как-то, хватает работы, переводов, писанины в блогах и периодического сочинения стишочков.)

Каких романов, рассказов и т. д. наоборот не хватает на книжном рынке и какой жанр издательство ждет от авторов?

Нужно разделить термин "издательство")) В издательстве есть верхушка, которая ничего особенно не ждёт, всего нового пугается и просит у редакций "а дайте вот нам такого же ещё, как Акунин, Лукьяненко, и чтобы хорошо продавалось". И есть в издательстве, например, я, редактор Ира Епифанова)) Я как в том анекдоте: "Что человек должен делать на работе за такую зарплату? Ничего и даже немножко вредить". То есть я не врежу, конечно, но я не могу, не умею руководствоваться корпоративной этикой, думать о том, чего хотело бы это абстрактное "издательство" и стараюсь заниматься тем, что нравится лично мне. Вот мне хоррора не хватает, поэтому я занимаюсь "ССК". Мне не хватало доброго и смешного семейного чтения про детей и детство — поэтому я в своё время приложила все усилия для издания произведений Наринэ Абгарян. Вот как-то так))

Комментарии могут оставлять только члены нашего Клуба любителей страшных книг. Войдите под своим логином или зарегистрируйтесь в клубе.

Комментариев: 0 RSS