ИНСОМНИЯ

Читатель №2, обзор №18 - финальный

Просмотров: 489Комментарии: 2
Новости

Авторская орфография и пунктуация сохранены. Уважаемые авторы, имейте в виду, что: 1) обзоры - дело добровольное; 2) читатели высказывают свое личное мнение; 3) читатели в большинстве своем не писатели и не критики.

Всем здравствуйте)

С грустью должна констатировать, что общий уровень рассказов в этом году был слабее, чем в предыдущем, и сильно слабее – чем в позапрошлом. Много ученических текстов, много недоработанных текстов, где автор не утруждает себя психологизмом, прорисовкой персонажей/истории, а спешит сразу перейти к «сути дела», обрубает или смазывает концовку… Список же мой, наоборот, стал длиннее. Почему? Просто я решила последовать разумному совету организаторов и включить в него практически все понравившиеся тексты, а ломать голову над взвешиванием достоинств и недостатков будут другие умные люди, за это им спасибо) Вообще я потихоньку прихожу к выводу, что просто «понравилось – не понравилось» - это и есть самая правильная, здоровая интуитивная реакция обычного человека (= будущего читателя) на текст, в отличие от всё равно субъективной механической расчлененки на «язык, героев, сюжет, концовку», чем мы тут занимаемся в обзорах )) Но авторам непременно хочется знать, что именно «не понравилось», и это понятно. У меня тоже в конце каждого обзора была такая общая графа, и причины тут в большинстве следующие (поясню на примере рассказов, которые, как я поняла, всем знакомы – из «Чертовой дюжины»):

1) Рассказ – полная муть. «Веста». Непонятный хронотоп, не очень язык, запутанности сюжета, флэшбеков, обстоятельств и персонажей. Прозвучит немного цинично, но, думаю, читатели антологии платят деньги за книгу для того, чтобы получить сборник интересных/страшных/атмосферных историй, а не чтобы тратить собственные мозговыворачивающие усилия на разгадывание чужих интеллектуальных ребусов.

2) Рассказ абсолютно не трогает. «Вопли». Тут все хорошо и все по правилам, все на своих местах, но – рассказ не запоминается, не вызывает эмоционального отклика. Придраться не к чему. Текст как красивая и пустая вещь. Он просто проходит мимо, и я не знаю, в чем тут причина.

3) Рассказ вызывает отторжение на эмоциональном уровне. «Гегемон». Здесь берет оторопь от стиля, жёсткости, красок. Тяжелая, гнетущая, вязкая атмосфера злобы. Неимоверно давит, хочется отшатнуться. Я сказала рассказу «нет», но он вцепился в голову намертво, и вот теперь – к моему огромному удивлению, в списке…

Вот гляжу я на этот свой список и с растерянностью констатирую, что большинство текстов в нем – «простые и грустные истории о простых людях». Ну а что поделать? Если в прошлом году чуть ли не каждый второй рассказ полыхал безудержной эротикой вплоть до порно, то в этом году весь массив словно писался под девизом: «Февраль! Достать чернил и плакать…». Это не хорошо и не плохо; а так как авторы, естественно, не обсуждали друг с другом перед написанием свои темы и настроения, то будем считать, что в этом году такой тренд )

Итак, список:

1) День донора

2) Гречишный, липовый, кровавый

3) Гамлет Ильич

4) Гегемон

5) В пустой комнате

6) В домике

7) Брёвна

8) Большое человеческое спасибо

9) Моя вторая половина

10) Мой враг

11) Лепила

12) Искажения

13) Зовущая тьму

14) Заказывали?

15) Жизненное пространство

16) До последней крошки

17) Очередь

18) Празднество

19) Постельный режим

20) Под тенистым кленом

21) Питомцы

22) Немного любви

23) На крючке

24) Фиолетовая тряпка

25) Чучело-мяучело

26) Хулиганка

27) Узрок

28) Стрекот

29) Скважина

30) Сделка

Что исключила: «Верни!» - потому что юмористического в нем гораздо больше, чем страшного – а в этом плане, например, больше подходит «ЮбРуб» - ему отказано по тем же причинам.

Что добавила после сомнений: «Зовущая тьму», «Гегемон», «Брёвна», «Фиолетовая тряпка» - про «Гегемон» выше, а остальное – просто потому, что это сильные, качественно написанные тексты, выигрышно смотрящиеся на фоне многих, увы, - и я полагаю, что они придутся по душе многим читателям, ну а то, что истхоррор или фрейдистские игры с сознанием не в моем вкусе – не повод лишать хорошие вещи своего голоса )

Отдельное замечание по тексту «Гречишный, липовый, кровавый…»: я долго сомневалась, сохранять ли его в списке. Я остаюсь при мнении, что рассказ хорош сам по себе, но, автор, количество похабщины в нём переходит все границы… И если я еще могу как-то от нее отстраниться в рамках истории, - думаю, большинство читателей все-таки не сможет (и будет право), и, следовательно, его не напечатают…

А теперь - про принцип отбора, то есть – какая кнопка в голове читателя загорается, когда он говорит «да»? По большому счету, она у меня одна: то, насколько в рассказ мне верится. «Помилуйте», - скажете вы, - «во что тут может вериться, если мы пишем хоррор, этого же всего априори не бывает!». Так в этом и парадокс )) Ну вот возьмем для примера два рассказа: «В домике» и «Брёвна». Бывает ли так, что мужик, в прострации от пропажи ребенка и разрушающейся на глазах семьи, идет ночью в домик на детской площадке, встречает там пушистое нечто и по его совету вырезает глаз себе и жене, потому что нечто ему пообещало найти сына? Нет, не бывает. Да как не бывает, если автор рассказал об этом так, что я сама в шкуре этого мужика побывала и в шкуре его жены тоже?

А рассказ «Бревна» - бывает ли все то, что там описано? Не просто бывает, а было на самом деле, и все это знают. Верится ли мне в рассказ? Не совсем… Верится ли в то, что японцы, помимо медицинских экспериментов, практиковали и психологические пытки? Не слышала, не их профиль, но даже если так, то это можно было бы устроить гораздо проще и быстрее, взяв членов одной семьи, например. А тут такая сложная интрига: сначала похитить девушку героя, а через несколько месяцев – самого героя, осуществить все пыточные действия, устроить «очную ставку» с ее разрезанной надвое головой, добавить переливание чумной крови брату героя, на сериал похоже… Чем им так предельно важны реакции именно этого парня, если все остальные для них – взаимозаменяемые бревна? Не очень верится… Ладно, пусть будет просто как неплохая иллюстрация к шокирующей реальности войны…

Насчет этого рассказа хочу еще сказать: то, что я все-таки включила его в список, не значит, что и в дальнейшем можно халявничать, спекулируя на ужасах реальной жизни. Но и не значит, что нельзя пользоваться реальным материалом. Вспомним «Царский гостинец» - история на фоне, мастерски оживленная конкретными персонажами и красивым языком. Или «Закон равноценного обмена»: там с первых страниц было понятно, откуда взято сырье – это пересказанная история польской акушерки в концлагере, принявшей там около 3000 родов, из которой автор сделал русского доктора мужского пола. Но к этому материалу автор припаял свою хоррор-линию, свою историю, и диссонансы особо не выделялись, поэтому к автору нет претензий, всё честно. А здесь?

Я не скажу, что все выбранные мной рассказы прекрасны (напротив: претензии есть ко всем), но все они мне показались живыми.

Еще было бы интересно узнать, кто автор текстов «Мой враг» и «Под тенистым кленом» - это не значит, что эти тексты лучшие, нет, – просто для меня они особенные.

Всем спасибо за внимание и удачи в окончательном голосовании )

Комментарии могут оставлять только члены нашего Клуба любителей страшных книг. Войдите под своим логином или зарегистрируйтесь в клубе.

Комментариев: 2 RSS

  • 2 GromovV 22-05-2018 14:25

    Читатель, спасибо за ваши труды! :)