Без явного фаворита

Просмотров: 60Комментарии: 0
Критика

Оценка InnaKovetskaya: 4

Прочитала в ту неделю, на которой и случился этот самый «праздник». И это не случайность )).

Сборник хороший, мне почти все понравилось, да и то, что не очень зашло (пара-тройка рассказов, которые выглядят бледнее остальных), было прочитано с интересом. Но, пожалуй, самого-самого в этот раз не выберу.

Не, ну я могла бы, конечно, едва глянув на список имен на обложке, сразу объявить: «И «Оскар» получает Владимир Кузнецов...»... а чё, думаете, на всяких там фестах-премиях иначе происходит? Ха-ха, как бы не так! Кумовство, коррупция, личные симпатии, политические соображения, прошлые заслуги, а уж опосля...

Но я покамест не настолько оциничила, чтобы раздавать авансы исключительно из личных пристрастий. Я вполне способна оценить художественный уровень произведения, задумку, идею, слог etc даже если мне не нравится содержание и вообще жанр (поджанр точнее). Главный критерий – талант. И сама история разумеется.

Владимир Кузнецов, впрочем, всегда будет у меня в топе, ибо это мой самый любимый автор из всех хоррор-мейкеров, с которыми я познакомилась благодаря усилиям и энтузиазму господина Парфенова. Равно как и Олег Кожин. Есть еще ряд авторов, которые мне нравятся и практически не разочаровывают (что называется, держат марку), но до хэдлайнеров в плане моей читательской любви им далеко.

В данном сборнике Кузнецов отметился как всегда дивным рассказом «Венецианская маска» – изящным, слегка закрученным детективом с налетом мистики из жизни святой инквизиции. Творение моего любимца, легкое и изысканное как тосканское вино, вызывает в памяти незабвенную «Кармиллу» – раннеготический шедевр Джозефа Шеридана Ле Фаню, один из первых в своем поджанре. Ничего страшного в нем нет, но само погружение в ту эпоху, язык и слог... Мне очень нравится кузнецовский стиль. Не в обиду прочим авторам: все остальные рассказы – как бутылки в витрине пункта приема стеклотары (я в детстве туда периодически наведывалась), обычные такие: из-под пива, простокваши, водки... И вдруг среди них – изысканная ваза из благородного венецианского стекла. Нечто особенное, как будто бы неуместное. Но прекрасное.

Тем не менее выделю в этом сборнике еще несколько превосходных рассказов. Все они мне нравятся примерно одинаково, притом что все очень разные. Это: «Поединок» Михаила Киосы, «ЯR» Александра Вангарда, «Последний бой Дениса Давыдова» Дмитрия Козлова (все трое – новые для меня авторы). Плюс двое проверенных тяжеловесов из числа того самого ряда авторов, о котором я говорила выше, с замечательными по духу и атмосфере «Рудником» и «Ряженым» (Михаил Павлов и Дмитрий Тихонов соответственно). И – все-таки «Сияние ее глаз» Александра Матюхина.

Ну и чуть подробнее, за что и как.

«Поединок» – психологически выверенная история заранее обреченной, но вызывающей уважение борьбы человека с таинственной враждебной силой. Рассказ глубокий, с точно дозированным саспенсом, с неожиданной религиозной подоплекой. Мужество старика, его воля и сопротивление, несмотря на угасающий разум, – все это описано мастерски. И все-таки – оптимизм. У меня вот нет сомнений, кто вышел победителем в этом поединке.

«ЯR» – чудесная сказка, которая не могла оставить меня равнодушной, потому что Льюис Кэрролл – один из моих любимых писателей. Короткое путешествие героя в Зазеркалье, имевшее столь непредсказуемые (не сказала бы, что прям совсем ужасные, скорее – странные) последствия, показалась мне завораживающей и удивительно логичной. Понравился мир по ту сторону зеркала: вроде всего несколько крупных мазков, но как правдоподобно! А герой из этого мира, побывав там, уже никогда не станет прежним.

Вообще, все, что касается снов, зеркал и двойников – тема благодатная и, по-моему, не такая уж заезженная. Я как-то мало что вспомнить могу примечательного. Этот рассказ – очень и очень достойный заход на терразеркала.

«Последний бой Дениса Давыдова» – а вот это сказка иного рода. Не берусь утверждать, но почти уверена, что у автора со мной вкусы в русском фольклоре совпадают. Потому что моим любимым героем-человеком (отдельная любовь: Серый Волк и Сивка-бурка) в русских народных сказках был не Иван-царевич и уж тем более не Иван-дурак, а Солдат. Русский солдат в народном творчестве – это практически всегда сообразительный, храбрый, добрый и бескорыстный защитник простого люда. Он как правило защищает слабых от всякой нечисти, он – за веру и правду и всегда готов прийти на помощь тем, кто остро в ней нуждается. Поэтому он всегда побеждает.

Вот и здесь – получите, распишитесь. В роли солдата – исторический персонаж Денис Давыдов, практически идеальный вышеописанный архетип. И автор не посрамил имени прославленного героя. Интересно и довольно оригинально вышло.

«Рудник» – мрачная и запутанная страшилка про заброшенный город-призрак. Упоминающийся вскользь шахтерский городок Хальмер-Ю, кстати, реально существует, так что все тут, думается, вполне аутентично. Не ходите, дети, по развалинам гулять – мораль нехитрая, но написано классно. Мне почему-то кажется, что это отличный образчик соответствующего поджанра.

«Ряженый» при всей его кажущейся простоте, считаю, один из самых мощных рассказов не только в этой книге, но и вообще. Потому что Тихонову удалось передать самую суть Ужаса, а именно – понимание того, что будет потом. И понимает это – внимание! – маленький мальчик. Устами младенца...

Описание же того как ребенок чувствует приближение кошмара и, главное, его неотвратимость, достойно отдельной овации. Это чистый ужас. Мало кто может так писать.

А вот «Сияние ее глаз» – гм, гм! Даже не знаю, чем объяснить противоестественную привлекательность этого произведения. С одной стороны, это жуткая в своей обыденности история маньяка, по виду – заурядного офисного служащего. Маньяк в офисе – все равно что воровка на доверии. Чревато. Отвратительные пытки (это даже читать больно), гнилая душонка, мерзкое окружение этого персонажа (гнид вроде его начальника Пал Палыча надо, по-моему, просто давить как клопов) – прилагаются. С другой стороны, у маньяка есть нечто вроде совести (ему, видите ли, не нравилось мучить людей) и он такой... типа эстет, сродни небезысвестному Греную. Короче, какой-никакой, а характер вырисовывается. Но главное: на всякую хищную рыбу всегда найдется рыба покрупнее. В данном рассказе эта нехитрая истина как никогда справедлива. Наказание, которое изобрел для своего героя хитроумный автор, примиряет меня со всеми ранее описанными мерзостями, извращенной жестокостью персонажа и утонченным садизмом, с которым он предавался своему «хобби». Виртуозно. Потому и оцениваю высоко.

Особняком стоят три рассказа: «Классные рога, чувак!» Максима Кабира, «Обмен веществ» Наиля Измайлова и «Атеист» Влада Женевского (последний я уже читала в его авторском сборнике «Запах»). Их объединяет тема ада и его обитателей. Все рассказы по-своему хороши (у Измайлова вообще все изображено в сатирическом ключе, а сами-знаете-кто низведен до роли начальника производства, старшего прораба и демагога-идеолога в одном лице – сильно!), но комментировать подробно не буду. Скажу лишь, что авторам не откажешь в смелости.

Все остальные рассказы – более-менее. Кто-то лучше, кто-то хуже, но скучных и откровенно бездарных нет. Поплеваться хочется совсем чуть-чуть.

У Андрея Сенникова (рассказ «А за окном снежинки тают...») как-то уж чересчур старательно все описано, прямо-таки до зевоты, хотя история на удивление заурядная. Про гопника и бабу-ягу. «А лучше полезай в подвал, стаканчик принеси», – где-то я это уже слышала. Только тут не старик, а старуха.

А вот товарищ Левандовский («Сгоревший»), похоже, придерживается глупого мнения, свойственного некоторым мужчинам, что женской дружбы не существует. Потому что эта его «подруга» главной героини – ну это не выдерживает никакой критики, правда. Не ведут женщины-лучшие подруги себя так. И что это за неуклюжее лесбиянство у тетки-гадалки вдруг вылезло, а? Как же все топорно и неубедительно. Справедливости ради: сама тема женского одиночества, в целом, годится: полно баб, готовых с кем угодно лечь, лишь бы не быть одной. Но все портит еще один стереотип о том, что женщины якобы любят мерзавцев (это, на самом деле, заниженная самооценка у некоторых из них и еще целый букет психологических проблем). Не скажу, что тема неинтересная, а сюжет – глупый (вообще-то вполне занимательно написано), но рассказ, считаю, слишком растянут, а в глубинах женской психологии и женского поведения автор явно не силен. Я как женщина говорю: не верю! Ну вот не верю и все.

Вот что еще интересно. В начале сборника рассказы все как на подбор: везде какие-то пытки, расчлененка и прочее членовредительство (в разумных количествах, но все равно гнусно). Я аж скуксилась было: неужели, думаю, все рассказы такие? (к счастью, дальше пошли всякие изыски, которые я читала с большим удовольствием). Неужели авторы считают, что ужас – это непременно вот это вот все? Садизм, немыслимая жестокость и прочая мерзость? По-моему, гораздо больше людей пугает неведомое, то, что они не в силах постичь, то, что вызывает дрожь на уровне инстинктов и ощущений. Понимаю, это сложнее, чем описывать выпущенные кишки и прочие зверства, к которым нас, увы, давно приучило телевидение. Инфернальный, психологический, непознанный ужас требует не только таланта и воображения, но и некоего знания самой природы страха что ли. Ведь не только трэшем и слэшером живет жанр хоррора, м?

Я это к чему говорю: ну ладно, всякий там трэшак без тормозов имеет право на существование, тем более, что отдельные товарищи умудряются даже из такого тошнотворного «мяса» состряпать нечто удобоваримое в плане литературы (см. выше про рассказ Матюхина). Но у меня есть встречное предложение к авторам-любителям садистских описаний.

Эй, мужики, алё! А что все так штамповано-то, а? Пишете как под копирку. Может, хватит уже описывать издевательства разных нелюдей над беззащитными женщинами или страдания несчастных кошек? Слабо написать, как какому-нибудь вашему брату член отрывают раскаленными щипцами или собственные яйца скармливают? А чо такова-то? Для вас же нет никаких табу? Или как?

Вон Мария Артемьева (рассказ «Маршрут выходного дня», про то, как одна девушка села не в тот автобус. Впрочем, девушка не совсем невинна была, так что все по-честному) не побоялась же использовать запрещенный прием, за который ее любая мать предаст анафеме.

Но я уверена: никто из всех этих гигантов хоррор-мысли не осмелится на такое «кощунство». Высмеивать дьявола мы, значит, не боимся, а вот с ним так поступить – да Боже нас упаси! Обидится еще...

Хотя евнухи-то как-то жили раньше при султанских гаремах и ничего...

На этой глумливой ноте, пожалуй, отканяюсь. Не удержалась. Хеллоуин все-таки праздник, так что шутить не возбраняется. По-черному, да )).

Источник

Комментарии могут оставлять только члены нашего Клуба любителей страшных книг. Войдите под своим логином или зарегистрируйтесь в клубе.

Комментариев: 0 RSS